К О Н Т А К Т Ы

© 2017,  by Inessa Ray Indigo. Proudly created with Wix.com

  • Facebook Social Icon
  • Vkontakte Social Icon
  • Instagram Social Icon
  • Twitter Social Icon
  • Pinterest Social Icon
  • Google+ Social Icon
  • Odnoklassniki Social Icon
  • YouTube Social  Icon

September 13, 2019

Please reload

Недавние посты

I'm busy working on my blog posts. Watch this space!

Please reload

Избранные посты

Апраксин. Спасение царской семьи

August 31, 2019

На днях меня огорчила новость, что вырубили дерево, «снявшееся» в гангстерской нетленке «Бригада». Какая боль! Но есть деревья, которые ничем не вырубить. Имеющие глубокие переплетённые корни и витиеватую крону, они зачастую порождают бесценные плоды. Я говорю о генеалогических «деревьях» известных личностей в своей продолжающейся рубрике #древо_жизни.

 


Неожиданно и странно, но хочу обратиться к духу графа Петра Николаевича Апраксина и запустить магическое хрустальное яблоко в ворох архивных листков времён последнего царя России и революции. Ведь один из графьёв плодовитого дворянского рода Апраксиных был секретарём-распорядителем царицы Александры Фёдоровны. Был близок к телу, как говорится. Согласно официальной истории, он и после отречения от престола Николая II оставался верным гофмейстером при царице и дворе, а по одной конспирологической версии, организовал спасительную эвакуацию всей венценосной семьи последнего царя рода Романовых через Северный флот Архангельска в Великобританию, где Николая мог укрыть у себя тогдашний король Георг V, приходившийся бывшему царю кузеном.
 

 



Если верить в эту сказку, то кровавая драма в екатеринбургском доме Ипатьева с расстрелом царя, его жены и всех дочерей с юным цесаревичем Алексеем не больше, что проплаченная большевикам инсценировка. Факты и свидетельства современников Апраксина не дадут соврать, что влиятельный граф, глава Русского Собрания, побывший и Воронежским, и Таврическим губернатором, действительно вёл переговоры с иностранными партнёрами и сторонниками царя в России о скорейшей организации побега и убежища, но планы сорвала болезнь одной из дочерей царя. По идее жадные не только до голубой крови, но и до золота красные революционеры никогда не отказались бы от крупного вознаграждения в обмен на жизнь семи важнейших людей павшей империи, уже полгода, как приняв добровольное отречение слабого царя. И показательные экспертизы спустя век с убедительными подтверждениями генетической принадлежности истлевших останков убитых в 1918 году в Ипатьевском доме аристократов были больше похожи на шоу. Молва всё равно порождала неоднократные слухи о том, что английский кузен в самом деле высылал за русским свергнутым царём и его семьёй крейсер или даже подлодку. А сколько «спасшихся» дочерей царя Николая Второго и их потомков всплывало то тут, то там в Европе?! Слухами земля полнится. Пусть история и дух прошлого сами приоткроют завесу тайны жизни и смерти царской семьи Романовых.


  Самый непростой гофмейстер и придворный распорядитель царской семьи Романовых граф Апраксин родом был из дворян Владимирской губернии и до предложения молодого царя Николая стать своим представителем, которое он отверг, предпочтя ему женское общество царицы, уже завоевал большой авторитет в светских и политических кругах. Он происходил из состоятельной семьи, как полагалось, со связями разных уровней и стран. Нет, это не тот граф Апраксин, в честь которого названа крупнейшая этническая барахолка Питера и не тот, что женился на внучке нашего великого поэта Александра Сергеевича Пушкина. Царский атташе Апраксин тем не менее приходился внучатым потомком Фёдору Михайловичу Апраксину, триста лет тому назад делившему большой купеческий двор в центре Петербурга с Щукиным, в честь которого «Апрашка», так и не доведённая структурами Олега Дерипаски до ума даже по велению президента Владимира Путина, когда-то тоже именовалась.


Тот самый Пётр Николаевич Апраксин, «спасатель царской семьи», был сыном Владимирского губернского предводителя дворянства. Изучением потомственных связей Апраксиных с домом Романовых сейчас занимается его внук граф Николай Николаевич Апраксин. И вместе со своим братом, графом Петром Николаевичем Апраксиным, в 2017 году он отслужил панихиду памяти предков в кафедральном соборе Святого Николая в Брюсселе, куда после революции эмигрировали почти все Апраксины. Возникает путаница в именах? Это потому, что в династии Апраксиных до сих пор жива традиция называть всех мальчиков-первенцев Николаями или Петрами. Так и чередуются…

Однако родился царский атташе Апраксин не во Владимирской области на земле предков, а в итальянской Нерви в конце девятнадцатого века. Детство и юность провёл в Москве, а уже начав военную службу в Пажеском корпусе, перебрался в Питер, где был назначен одним из двух пажей молодого императора Николая. Потому позже суждено было начать гладкую карьеру придворного чиновника.

В годы русско-японской войны Пётр Апраксин организовывал отправления санитарных поездов в Порт-Артур. Перед тем он командировался на Дальний Восток для выяснения условий землепользования Амурского и Уссурийского казачьих войск. Затем во время короткой войны Апраксин состоял уполномоченным от общины Святой Евгении при осаде японцами крепости Порт-Артур, в сражениях при Ляоляном и Мукденом, а также представителем Красного Креста. Заострим внимание на том, что как раз в это самое время близ Порт-Артура трагически погиб в морском бою командующий Тихоокеанским эскадрой контр-адмирал и создатель первого ледокола Степан Осипович Макаров, который провёл свою юность в соседнем Николаевске-на-Амуре во время службы отца. Макаров трагически погиб вместе с другими моряками в затопленном броненосце «Петропавловск» и их тела были подняты позже. Хотя, по другим сведениям, во время спасательной операции тело выдающегося контр-адмирала так и не смогли ни поднять со дна вместе с кораблём, ни обнаружить в море. От него осталось лишь пальто…


После возвращения с сокрушительной войны граф Апраксин побыл Воронежским вице-губернатором, но самым ярким и приятным временем его карьеры был период Таврического губернаторства. Что может быть приятнее работы в Крыму, друзья мои? С невыносимой лёгкостью бытия после тяжёлой войны на посту мэра города Ялты, например. Красота. Пётр Николаевич остался в истории, как последний белый градоначальник Ялты, откуда был вынужден отступить в Европу навсегда в 1920 году. В период назначения в Крым Апраксин был ещё камер-юнкером двора Его Величества. А делами царицы Александры Фёдоровны стал заведовать по её приглашению в 1913 году. Занимался канцелярией, придворным церемониалом и благотворительностью. Это примерно, как если бы свой Дмитрий Песков появился бы у Алины Кабаевой… У Людмилы Путиной, до знаменитого похода в театр с мужем.


Деятельный граф за пару лет до анархического краха дослужился до чина действительного статского советника, это примерно, как один из серых кардиналов со Старой площади, где громоздится апэшечка. А после состоял товарищем председателем «Общества возрождения художественной Руси» при православном татарском князе Ширинском-Шихматове. А это нечто вроде современных лобби-институтов с националистическим уклоном и прикрытием в виде искусства и археологии.

Но грянул гром, вернее холостой, но сокрушительный выстрел крейсера Авроры по Зимнему дворцу. Наступил 1917 год, отречение царя и острая необходимость ретироваться, но делая это по-графски, , с высоко поднятой головой, решая вопросы царя и царицы. По велению своего руководства он был отпущен, дабы не быть арестованным большевиками прямо здесь же в связи с принадлежностью ко двору. И будто бы Апраксин оставил низверженную царицу с детьми и свою супругу с пятью совместными детьми в те опасные дни в Петербурге, за что его часто осуждали современники. При том, история гласит, что граф после февральской революции, с 1917 по 1918 год участвовал в Гражданской войне, состоял во ВСЮР и Русской армии барона Врангеля. Таким образом, из южной белой Ялты (последнего места работы местным градоначальником) он вместе со своей эвакуированной семьёй и частями барона Врангеля убыл в Константинополь, отходил Югославией, после которой окончательной осел в Бельгии. Там он был одним из самых влиятельных белоэмигрантом, стал членом правления Русской Православной Зарубежной Церкви, главой основанного им Историко-генеалогического общества, делегатом Российского зарубежного съезда и членом Союза объединённых монархистов Парижа.

А теперь вернёмся к самой важной части биографии необычного графа, к династии и генеалогическим корням. Вписываясь в мой концепт, это может, если не доказывать, то вполне намекать на способ эвакуации царской семьи в расстрельный разгар революции и красного террора. У Петра Апраксина с его благоверной супругой княжной Елизаветой Барятинской было двое детей, согласно сведениям популярной сетевой энциклопедии. Это старшая дочь – Надежда, крещёная самой императрицей Александрой Фёдоровной и ставшая в замужестве Макаровой. И младший брат – Владимир Петрович Апраксин, ставший военным инженером. Кое-где в интернете можно найти упоминание, что Владимир Апраксин был военным инженером ВМФ, вернувшись в шестидесятые в Советский Союз и женившись на Марии Николаевне Котляровской. Но та же самая бескрайняя сеть вдруг наводит на генеалогическую версию о том, что детей у гофмейстера царицы и княжны Барятинской было действительно пятеро и все они прожили долгие плодовитые жизни. Помимо Надежды Макаровой и военно-морского инженера Владимира, в семье ещё были: Николай, Андрей, Петр, Варвара, Елизавета и Марфа. Там уточняется, что дочка Апраксина Надя вышла замуж за белого эмигранта Глеба Глебовича Макарова. Это же подтверждается в интервью с внуком графа Апраксина.

 

 



Сейчас вспомним про контр-адмирала и видного кораблестроителя Степана Макарова, инновационные идеи которого на стыке 19 и 20 века продвинули российский флот на новый уровень. Благодаря ему был создан первый в мире ледокол «Ермак» и проложен Северный морской путь. Макаров был руководителем составления технического задания для строительства «Ермака», и в 1901 году уже командуя ледоколом совершил экспедицию к Земле Франца-Иосифа. Это архипелаг в Северно-Ледовитом океане близ Арктики и он по сей день входит в состав Архангельской области. Впервые новенький покоритель арктических льдов был спущен на реку Тайн в английском городе Ньюкасл, после чего Степан Макаров, как тогдашний главный военный командир Кронштадтского порта и военный губернатор города, совершил на своём «Ермаке» первое плавание из Англии в Кронштадт. Это ли не идеальный способ беспрепятственно и в кратчайший срок эвакуировать царскую семью от большевистских лапотников? Благодаря поддержке англичан через Кронштадт или по пути ледокола через Архангельск и Землю Франца Иосифа. Фантастика для скептиков, ведь к тому времени контр-адмирала Макарова уже давно не было в живых, а царская семья была задержана и осуждена на расстрел красными революционерами. История не имеет сослагательного наклонения. Хотя…

Сам прямой потомок гофмейстера и Ялтинского губернатора Апраксина в интервью допускал, что его дед готовил эвакуацию Романовых. Это был его долг. Но что-то пошло не так. В революционный период Пётр Апраксин как раз побывал в Великобритании, где вёл приговоры. Внуку, спустя много-много лет, таинственно отвечал на вопросы, что «был там по делам». Вернувшись в Петербург влиятельный граф Апраксин вместе с министром транспорта одним лишь словом и важным видом реквизировал обмотанный красными флагами паровоз победивших мятежников и на нём добрался до государя с семьёй в Царском Селе.
 

 


Уже в старости в Брюсселе сломленный морально семидесятилетний славянофил Апраксин говорил внуку, что сломало его не столько бегство, а неудавшаяся миссия посредника в переговорах с англичанами по поводу спасения семьи Николая II. Парламент, король Георг V и его двор будто бы испугались поддержать низвергнутого русским народом кровавого царя. Похоже на бред, если учитывать родственные узы двух монархов.

«Я ведь знал, что английский крейсер был в Архангельске и ждал царскую семью…» - с болью вспоминал о проваленной эвакуации жестоко расстрелянной семьи последнего царя России пожилой граф Апраксин. Вспоминал постоянно на закате своей жизни, в европейской эмиграции, где его дочь Надежда вышла замуж за Макарова. Та самая Надежда – крестница царицы, которую не смог спасти её влиятельный отец, придворный атташе, мечтавший возродить Святую Русь и стать губернатором Сибири, чтобы сделать что-то важное и реформаторское для страны и русского народа.