September 13, 2019

Please reload

Недавние посты

I'm busy working on my blog posts. Watch this space!

Please reload

Избранные посты

Текст и герои

July 27, 2019

 

 

"Есть люди, от которых что-то остается, а есть люди, от которых не остается ничего" - таким людоедским беспросветом заканчивается новый роман автора бестселлеров Дмитрия Глуховского "Текст". Остатки семьи с говорящей фамилией Горюновы, мать и сына, хоронят, как никому ненужных, под разными столбиками с табличками за муниципальный счёт и наглухо забивают на их социально-криминальную драму под общим названием "вырванные годы по 228 ст. УК РФ". Эту книгу автора бестселлера "Метро 2033" лишь условно можно назвать новой, поскольку создаваться она начала более двух лет назад.

Её первые главы наверно неслучайно стали появляться в газете "Metro" ближе к осени 2017 года. Зацепила она мгновенно, пусть и подобные стандартные истории не назовёшь моим избранным жанром. Но вот пробные главы в газете закончились, стала кончаться моя собственная жизнь, а когда неожиданно возобновилась, то дочитала я "Текст", сейчас экранизируемый с Петровым, Янковским и Кристиной Асмус в главных ролях, совсем недавно. Что любопытно, в питерской подземке по пути на работу. Вспомнить об этом актуальном, как никогда, сюжете помог резонансный инцидент ложного уголовного преследования журналиста "Медузы" Ивана Голунова по обвинению в сбыте наркотиков. Реальное дело носило аналогичный "текстовскому" сфабрикованный характер от лица "оборотней" в полицейских погонах.

Фабула "Текста" показывает историю одной сломанный жизни, молодого человека Ильи Горюнова и его матери, воспитавшей его без отца вполне достойным юношей, который не струсил заступиться за свою первую любовь, Веру, на дискотеке, за что сразу загремел в тюрьму благодаря белым пакетикам, подброшенными ему наркополицейским Петром Хазиным. Для последнего подставы с запрещёнными веществами - будничный хлеб и ступени карьерной лестницы, выстроенной по образцу и подобию отца, крупного чина МВД. Смартфон Пети Хазина просто ломится от таких вот Горюновых, закладок, поставок товара и кураторов от других спецслужб, потому, пройдя катком и по зарождающейся жизни простого парня из Лобни, Петя продолжает кураж, крепко забыв о том, кто его прикончит по прошествии семи лет отсидки по ложному обвинению.

Мне думается. что без определённых консультантов и инсайдеров Глуховский не обошёлся при создании новой книги, целью которой словно было вновь привлечь внимание общественности к несовершенству полиции и 228 статьи. На фоне социальной специфики "Текста" сквозь весь его текст красной нитью проходит упоминание на тот момент новорождённой Росгвардии и её подвигов в телевизоре . Вначале чуть размытая эпоха адаптируется к нашей, когда вернувшийся из тюрьмы парень перехватывает смартфон с веером компрометирующих мессенджеров своего главного обидчика Хазина, с котором в порыве мести сводит счёты и небрежно бросает его труп в коллектор в столичном районе Трёхгорки. С этого момента большая часть книги и, вероятно, фильма, который будем смотреть грядущей осенью, разворачивается сплошными флешбеками из прошлой насыщенной жизни плохого копа Пети Хазина. Это весьма познавательно с профессиональной точки зрения на изнанку МВД и проникновенно с точки зрения простой человеческой психологии.

Там, в мертвецком телефоне, рядом с криминальными договорённостями оборотня об отгрузке и выгодной продаже "товарчика" соседствуют душещипательные страсти с его собственной беременной девушкой Ниной и многословными попытками матери помирить Петю с отцом-ментом, которого сын благополучно сдал куратору от госбезопасности. На этих ещё тлеющих остатках огонька богатой во всех смыслах жизни изгой Илья пытается нагреть руки и кое-где просто согреть околевшую в тюрьме душу, но запутывается в водовороте чужой опасной судьбе так, что в считанные дни гибнет в нём. Мог бы сыграть ловкую и красивую игру вендетты и выйти в дамки где-нибудь в Латинской Америке или в Израиле с новым паспортом со спасительной опечаткой, но так и не смог.

То ли рекламируемая в романе Росгвардия в самом деле блестяще борется с рецидивистами, то ли некоторым из них мешают моральные принципы, терзания и романтизм. Горюнов мечется от исправления человеческих ошибок Хазина перед близкими, от спасения жизни девушки мёртвого врага и не захороненного тела собственной матери к попытка к попыткам вырваться из собственных тисков теми же криминальными методами. Не озлобившийся даже спустя семь лет тюремного заточения без УДО по ложному обвинению в наркосбыте, он отказывается от полного кейса баксов в пользу жизни незнакомой девушки и её будущего ребёнка от подлого копа, но на следующей заключительной странице автор безжалостно кончает своего героя и низводит его жизнь до полного ничтожества, теряя к нему крохи первоначального сострадания. Вполне жизненный, хотя и не вполне справедливый конец...


Что не скажешь о судьбе журналиста Ивана Голунова, чья история реального ареста по обвинению в продаже наркотических веществ ещё не утихла. Быть может этот общероссийский телерезонанс и подтолкнул к экранизации "Текста" Глуховского. Здесь сказочное для Голунова развитие событий оказалось куда счастливее, чем художественный вымысел в книге. На редкость. Любой скажет, что привык к обратному, когда жизнь жёстче и циничнее идеалистичных книжек. За себя сразу отмечу этот скепсис, возникший во время наблюдения за историей расследователя "Медузы", лишь на неделю ставшего героем дочерней "Медиазоны". Таких прецедентов, когда за судьбу невинно затравленного мафией журналиста-копателя вступается сам министр МВД Колокольцев и председатель Совфеда Матвиенко, не знает никто. Кто не вчера родился, поймёт, что феномен Голунова - это социально-политическая конъюнктура момента. Положительный опыт правовой опеки демократического государства над своими гражданами необходим. И освещаться должен максимально транспарентно, оглушительно и повсеместно. Журналист, ставший, как утверждали его редактора Ковалёв и Колпаков, жертвой ментовского и чекистского произвола с подбрасыванием порошков, волею высшего руководства страны и медиа-активистов, выпускается на свободу с чистой совестью. Уголовное преследование прекращается, и только встречного обвинения оборотней не следует. Тут чуть ближе к яви. Мы всё же не спим и не читаем сказочку про белые пакетики. Так и хочется сказать, взглянув на обливающегося слезами уже не от страха, а от счастья Ивана: " И волки сыты, и овцы целы, пастуху вечная память".

Кто же выступил в роли съеденного пастуха и почему? Призадумайтесь. Взашей в доли секунды сыгранного по нотам резонанса были отправлены два крупных московских генерала столичного наркоконтроля Юрий Девяткин и Андрей Пучков. За их экстренную отставку перед президентом ходатайствовал лично генерал Колокольцев, предварительно отснявшийся в видеоролике с осуждением порочной практики, описанной в книге Глуховского. Сейчас лишь Ивана Голунова и его группу поддержки на всю нашу безропотную страну можно действительно считать четвёртой властью. Остальным приходится вспоминать тысячи сгинувших в тюрьме или после тюрьмы Горюновых, и сотни коллег Голунова, после аналогичных обращений всё равно продолжающих сидеть ни за что. За смелость. За правду. В несвободе, за свободу слова. Здесь выбор каждого, верить в "феномен Голунова" с его историей об опасном похоронном расследовании, публикации которого в его же "Медузе" датируются августом 2018, или посмотреть на всё под углом передела власти в Наркоконтроле и устранение двух конкурентных генералов.


В этом столь же молодом департаменте МВД, что и Росгвардия, всегда был шершаво. Так совпало, что ФСКН (Федеральная служба по контролю за незаконным оборотом наркотиков) была упразднена в апреле 2016 года. Как и в далёком прошлом, до сослуживцев по госбезопасности Черкесова и Иванова, она вошла в состав МВД. Тем же апрелем из состава министерства вычленилась в отдельную империю ФГУП "Охрана", став Росгвардией. Метаморфозы, обусловленные переменой ветра, выходом новых фигур в дамки. Жаркую весну 2016 года предварял ряд служебных осечек и скандалов вокруг последнего главы ФСКН - одиозного и в чём-то легендарного генерала Николая Аулова, известного преимущественно, по бандитскому петербургу. Его тесные связи с преступным миром не помешали пробиться на столичный олимп, даже наоборот. Но в последнее время дали о себе знать, а формальным поводом для отставки стала крупная утечка оперативной информации по торчкам и информаторам. Повод неубедительный, в основе которого скорее характерное для того периода расформирования и реформирования МВД. На место Аулова в упростившееся ведомство пришёл также бывший борец с организованной преступностью генерал Храпов, чудом переживший "дело Голунова". И почему министр Колокольцев не требовал отставки самого верха в качестве санации развращённого департамента?


Ведь, что такое настоящий резонанс и настоящий масштаб? На мой взгляд, никакое ритуальное дело и плачущий журналист Ваня Пупкин, не сравнится с четырьмя сотнями килограммов чистого кокаина в диппочте российского посольства в Аргентине и участие в этом самолёта секретаря Совбеза Николая Платоновича Патрушева. "Медуза" также в своё время уделяля внимание тому кокаиновому делу, и освещал историю журналист Виктор Давыдов. Ещё одно любопытное совпадение, наводящее на мысли о заказном характере "аргентинского дела": лет десять назад бывший глава ФСКН, пригласивший на своё место Аулова, состоял в остром межведомственном конфликте с Патрушевым. И тогда дело также дошло до резонанса, генеральских арестов и коллективных обращений к президенту Путину, как к третейскому судье. Как известно, месть это блюдо, которое подаётся холодным но остаётся вопрос, почему для холодной закуски Николаю Патрушеву была выбрана зима 2018 года? Позорящие генеральскую честь Патрушева новости о личном разруливании скандала в кокаином в российском посольстве стали появляться в феврале 2019. Кто-то дал им полный ход в СМИ, при том, что основные подозреваемые в цепочке дела уже давно находились под следствием, а кто и в розыске по линии Интерпола.

13 декабря 2017 года в Москве с поличным была взята группа российских бизнесменов, обвиняющихся в экспорте запрещённых веществ в особо крупном размере. Они должны были принять и перевезти некий мидовский груз. От объёма перехваченной поставки "белой муки" у самого Пабло Эскобара полезли бы глаза на лоб - 400 кг чистоганом. Но главный обвиняемый, взятый с коробками, гендиректор "Финансового правого центра" и просто предприниматель с дипломатическими связями Владимир Калмыков уверял, что на посольскую базу в таком размере должен был, как обычно, прибыть кофе из Аргентины, который ему предложил реализовывать давний приятель. Им оказался "куратор" дипломатов по линии разведки Андрей Ковальчук, ранее служивший в российском посольстве в Германии техническим сотрудником. Он в свою очередь сдружился с таким же техническим дельцом берлинского, а потом и аргентинского посольства Али Абяновым. Не первый год эти ребята использовали для экспорта дури каналы дипломатической почты, чтобы не платить таможенные сборы. После ареста московский экс-бизнесмен Калмыков и экс-бухгалтер посольства Абянов в унисон утверждали, что их подставил Андрей Ковальчук, которого ни раз прикрывало аргентинское посольство, дабы того не взяли с поличным ещё осенью 2017 году. По слухам, в преддверии подставы он плёл такие интриги на высоком уровне, что добился смены посла на более сговорчивого. Стоит вспомнить, что в почти родном Гамбурге Андрея Ковальчука поныне финансируется научный проект европейского рентгеновского лазера и делается это через Курчатовский институт всем известного учёного и брата президентского банкира Михаила Ковальчука.




История запутанных взаимоотношений подельников и жертв громкой русско-аргентинской наркоподставы, если таковая имела место быть, и весёленького бизнеса послов поражает. Ещё больше тот факт, что предварительно по просьбе всё того же главного наркоторговца Ковальчука, кокаин хранился в посольской школе, там где учатся дети дипломатов. Но контрольный выстрел - участие в перехвате аргентинского кокаина самолёта многоуважаемого секретаря Совбеза Николая Патрушева, который сконфуженно отрицал участие своего борта в перехвате аргентинской муки. Согласно первоначальной информации силовых пресс-служб, его поставили в известность о готовящейся крупной поставке и существовании "крысиного" канала в мидовском авиасообщении, потому что дискредитирован преступлением оказался кто-то из его подопечных, возможно представители общества православных меценатов MORAL, а может кто-то ещё...

Затем он прибыл в Аргентину уладить нехороший вопрос с аргентинской стороной, в ходе оперативных мероприятий кокаин был заменён на простую муку, которая и вылетела в Москву спецрейсом, дабы удостовериться, кто примет особый груз. Патрушеву предъявили бывшего подводника Владимира Калмыкова, приехавшего за аргентинским импортом с данными Андрея Ковальчука на коробках. Лишь однажды экс-гендиректор ООО "Центр правовых услуг", занимавшийся оптовой продажей бытовой химии в Москве, Калмыков появился перед телекамерами со своим помощником за решёткой из Мосгорсуда, как марсельский узник замка Иф. Бывший советский подводник до последнего настаивал, что стал жертвой типичной наркоподставы. Как известно из резонансного случая с журналистом Иваном Голуновым, первоначально обвинённого не только в сбыте, а ещё в изготовлении наркоты в собственной не существующей нарколаборатории, такие заказухи против людей организуются оборотнями в погонах не просто так, а за что-то.

После этих публикаций начала 2018 года в прессе больше не было ни единого упоминания об отправителях и получателях умопомрачительной партии кокса. Зато разок в конце 2018 года всплывала фамилия коварного маклера из Германии Ковальчука, который ловко наладил трёхсторонние связи послов и посольских бизнесменов Германия-Россия-Аргентина на своём кураторском поприще от СВР. В марте 2017 он был арестован РОссией заочно, препровождён в немецкий казимат, но ещё решался вопрос выдачи. На родине оборотистого жителя Гамбурга коллеги уже заочно признали благочестивым разведчиком, не посрамившим страну. В своё время при посольстве в Берлине этот сомнительный господин наладил через авторитетного русско-немецкого торговца элитными товарами из того самого фонда MORAL Константина фон Босснера поставки кофе и табака из Аргентины. Ковальчука и Босснера свела важная газпромовская тусовка в Германии. Пешками в игре больших денег выступили такие люди, как охранники посольства, а вместе с ним и кокса, бухгалтер и получатели в Москве, которые даже не знали, что находится в коробках.

По идее Ковальчук на родине, как и Калмыков с Абяновым, должен был не наградами украситься, а присесть по резонансной теперь 228 статье. И смысла в самоподрыве налаженной цепи не было, кроме одного. Опозорить на всю страну врага генералов из бывшего Наркоконтроля, которого кто-то надоумил лично сопроводить "муку" и полюбоваться на торговца чистящими средствами, принявшего груз вслепую. К слову этот человек, Владимир Калмыков, в советском прошлом был удостоен заслуженной награды во время военной службы на флоте. Подобно трагическому инциденту с научной подлодкой "АС-31", сгоревшей вместе с 14 офицерами в Баренцевом морем, он, получив ожоги, героически предотвратил пожар в одном из отсеков субмарины, который мог привести к самозапуску ракет.

   Быть может резонансное медиа-расследование, которое быстро замяли серые ребята, в самом деле являлось предотвращением особо крупной поставки наркотиков в России, а может особо громкой дискредитирующей подставой. Ведь никто на сто процентов не уверен, занимаясь торговым и другим бизнесом, честен ли с тобой партнёр или работодатель, когда просит забрать или отправить куда-то запакованные коробки с неизвестным содержимым. Криминализированные "экс-сотрудники" спецслужб, такие как Андрей Ковальчук и прочие, в любой момент могут всё подменить, используя против вас. Вплоть до подмены информации, подкладываемой секретными донесениями на самый верх. После чего истину установить уже будет невозможно никогда.

Но сейчас обсуждаются и экранизируются случаи вполне рядовые, когда подброшенными белыми пакетиками переламывается журналистское мнение или характер смелого человека, после которого не останется ничего, ни безымянного столбика на общем кладбище, ни правды.
 

 

Share on Facebook
Share on Twitter